Экспертная юридическая система

«LEXPRO» - это информационно-правовая база данных
объемом свыше 9 миллионов документов
и мощный аналитический инструментарий

Контактная информация

+7 (499) 753-05-01

АНАЛИТИКА

26 октября, 13:50

Инновации и суды общей юрисдикции в России. Взгляд со стороны

Уже длительное время в России со всех уровней и ветвей власти звучат призывы смелее и активнее внедрять инновационные технологии во всех сферах человеческой деятельности. Действительно, если абстрагироваться от навязших в зубах фраз и откровенных штампов, инновации экономят самое драгоценное в нашей жизни – время и здоровье.

Сейчас практически всё, начиная от приобретения авиабилета и заканчивая покупкой автомобиля, можно осуществить, не отрываясь от монитора. Кстати, заработать на покупку того и другого можно точно так же.

Государство, на первый взгляд, тоже не ограничивается одними лишь призывами. Оно тратит колоссальные средства, принимает законы, которые должны «облегчать и способствовать» внедрению нового, создаёт институты, призванные развивать и внедрять эти самые инновации. Чего стоит только создание таких монстров, как Роснано (уже, к слову, не госкорпорации, а вполне респектабельного рыночно-эффективное ОАО) и Ростехнологий. Однако вовсе не это является темой настоящей статьи.

Самое важное звено

Для начала вспомним Основной закон. Согласно части 2 статьи 118 Конституции РФ, судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Думаю, уместно провести краткий анализ того, как инновации влияют на судебную ветвь государственной власти, причем на такую важную ее часть, как суды общей юрисдикции. Ведь в отличие от арбитражной системы или Конституционного суда РФ, с данным типом судов сталкивается в своей жизни буквально каждый гражданин. И именно они призваны быть первой и последней инстанцией в спорах с участием обывателя.

Казалось бы, как наиболее массовая составляющая судебной системы страны, суды общей юрисдикции должны быть заинтересованы облегчать жизнь, как себе, так и лицам, волей или неволей переступившим порог «домов правосудия», как любят называть здания судов сами судейские. Но на деле все оказывается далеко не так безоблачно и благостно. Суды общей юрисдикции не только не способствуют инновациям, а, напротив - тормозят их внедрение.

Две целевые программы

Постановлением Правительства РФ от 20 ноября 2001 года N 805 была утверждена Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России» на 2002-2006 годы.

В данной программе указывалось, что «надлежащему функционированию судебной системы препятствует постоянный дефицит финансирования, в результате чего суды недостаточно обеспечены материально-техническими ресурсами. Это не позволяет судам использовать современные схемы ведения делопроизводства и информационные технологии, что вызывает нарушение сроков рассмотрения дел, волокиту и медлительность в осуществлении судопроизводства. А это, в свою очередь, отрицательно сказывается на конечном результате деятельности судов. Суды вынуждены переносить сроки рассмотрения дел и сокращать количество принимаемых заявлений. Подобные случаи делают невозможным восстановление нарушенных прав граждан и их законных интересов, подрывают их веру в правосудие, порождают нежелание граждан обращаться в суд. Тем самым сужается поле правовой защищенности личности. Проблемы судов, возникающие на почве неудовлетворительного финансирования их деятельности, становятся проблемами миллионов людей, которые теряют веру не только в правосудие, но и в государство, его лидеров, в стремление власти отстаивать законные интересы граждан».

И вот указанной ФЦП, видимо, в целях предоставления судам возможностей «использования современных информационных технологий», «расширения поля правовой защищённости граждан» и «восстановления веры в правосудие», в разделе II в качестве одной из основных задач регламентируется информационное обеспечение судебной системы и усиление авторитета судебной власти.

Как следствие, программой предусмотрено соответствующее финансирование процесса информатизации судов общей юрисдикции. Так, согласно пункту 5 приложения к программе, на информатизацию деятельности судов общей юрисдикции и системы Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации на период 2004-2006 годов предусматривалось 1,5 млрд. руб. – по 500 млн. руб. ежегодно. Сразу обратим внимание, что этим пунктом на аналогичные цели для системы арбитражных судов на тот же период предусмотрено 278,3 млн. руб. – около 93 млн. руб. ежегодно. То есть в пять с лишним раз меньше, чем для судов общей юрисдикции.

Постановлением Правительства РФ от 21 сентября 2006 года N 583 утверждена другая Федеральная целевая программа - «Развитие судебной системы России» на 2007 - 2012 годы. В разделе I «Характеристика проблемы, на решение которой направлена программа» сказано, что ФЦП «Развитие судебной системы России» на 2002-2006 годы реализована. Проще говоря, деньги по соответствующим статьям получены и израсходованы на предназначенные для этого цели.

Однако, как отмечено в этом же разделе, многие проблемы, связанные с деятельностью судебной системы, разрешить не удалось: «Современный этап социально-экономических преобразований диктует необходимость перехода судов на качественно новый уровень деятельности, ставит новые задачи. Это обусловливает необходимость серьезной государственной поддержки и применения программно-целевого подхода для привлечения дополнительных ресурсов в целях повышения эффективности деятельности судов. Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России» на 2007 - 2012 годы (далее - программа) призвана решить новые задачи, обусловленные стремлением России соответствовать мировым стандартам в области судопроизводства, а также развитием информационных технологий». Разделом II «Цель и задачи программы, целевые индикаторы и показатели» новой программы в качестве одной из основных задач указано создание необходимых условий для осуществления правосудия, обеспечение его доступности.Приложением №3 к программе на цели информатизации судов общей юрисдикции предусмотрено 2,1 млрд. руб., на цели информатизации Верховного Суда - отдельно 260,5 млн. руб. На всю систему арбитражных судов - 3,7 млрд. руб.

Всего по статьям расходов на информатизацию для системы судов общей юрисдикции по двум ФЦП предусмотрено порядка 3,9 млрд. руб., для системы арбитражных судов заложены аналогичные средства. Колоссальная сумма, которая при желании могла бы поставить правосудие страны на качественно иной уровень! И, можно сказать, уровень этот в части информатизации значительно возрос. Но - только в системе арбитражных судов. Ситуация, сложившаяся на сей момент в судах общей юрисдикции, вызывает, как минимум, недоумение.

Жемчужины гражданского процесса

На мой взгляд, корень проблемы лежит не только в нежелании судов общей юрисдикции идти в ногу с техническим прогрессом и автоматизировать собственную деятельность. Изучение действующего процессуального законодательства также наводит на невеселые мысли. Поговорим о процедуре пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в судах надзорных инстанций.Для начала – экскурс в недавнее прошлое. До 1 сентября 2002 года судопроизводство в судах общей юрисдикции велось на основании норм ГПК РСФСР 1964 года. Конструкция главы 36 кодекса «Производство в суде надзорной инстанции» была такова, что лицо, желающее инициировать надзорное производство, направляло в суд надзорной инстанции или прокурору так называемое «заявление о принесении протеста», с приложением необходимых, по мнению данного лица, документов, список которых при этом не регламентировался нормами ГПК РСФСР. Нелишним будет отметить также и то, что подача такого заявления не облагалась государственной пошлиной. Таким образом, процедура, которую уместно назвать «попыткой инициирования надзорного производства», была проста и понятна для участника судебного спора в суде общей юрисдикции, и не содержала препятствий в доступе к правосудию.

С 1 февраля 2003 года был введён в действие принципиально новый ГПК РФ. Данный кодекс ждали: постоянно редактируемый ГПК РСФСР практически сорокалетней давности уже не удовлетворял современным требованиям. И что в итоге получили граждане России, которые с вступлением в силу нового ГПК вкупе с полуторамиллиардным (на момент вступления в силу кодекса) финансированием только информатизационной составляющей в деятельности судов, должны были вновь обрести веру в правосудие?

После вынесения решения судом первой инстанции (как правило, в спорах рядовых граждан это районный суд, на примере которого и будем рассматривать имеющуюся проблему, не затрагивая деятельность мировых судей) сторона, не согласная с решением суда, в силу статьи 336 ГПК РФ вправе подать кассационную жалобу. Каких-либо специфических требований процессуальное законодательство к кассационной жалобе не предъявляет.

Самое интересное начинается дальше. В соответствии с пунктом 1 статьи 376 ГПК РФ, вступившие в законную силу судебные постановления, за исключением судебных постановлений Президиума Верховного Суда Российской Федерации, могут быть обжалованы в порядке, установленном настоящей главой, в суд надзорной инстанции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями. При этом пункт 2 указанной статьи предусматривает в качестве обязательного условия для обращения в надзорную инстанцию предварительное обращение в суд кассационной инстанции.

А еще ведь есть определение Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 года N 3-О «По жалобе ООО "Мемфис Дивижн" на нарушение конституционных прав и свобод частью 1 статьи 185 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации». В нем указано, что правосудие должно обеспечивать эффективное восстановление в правах, а нормы, не позволяющие обращаться в суд надзорной инстанции без предварительного обращения в суды апелляционной и кассационной инстанций, признаны неконституционными.

В соответствии с абзацем 5 статьи 79 федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», позиция Конституционного Суда РФ относительно того, соответствует ли Основному закону страны смысл нормативного правового акта или его отдельного положения, придаваемый им правоприменительной практикой, выраженная в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, в том числе в постановлении по делу о проверке по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан конституционности закона, примененного в конкретном деле, или о проверке по запросу суда конституционности закона, подлежащего применению в конкретном деле, подлежит учету правоприменительными органами с момента вступления в силу соответствующего постановления Конституционного Суда РФ. А согласно абзацу 2 этой же статьи юридическая сила актов Конституционного Суда не может быть преодолена повторным принятием аналогичного по своему содержанию нормативного правового акта.

Учитывая изложенное, возникают сомнения в конституционности пункта пункта 2 статьи 376 ГПК РФ. Эта норма вообще, похоже, была внесёна в текст кодекса исключительно в целях «обеспечения доступности и эффективности» правосудия. Впрочем, опять же, вовсе не данная ситуация является предметом поднимаемых в данной статье вопросов.

Согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 377 ГПК РФ, на кассационные определения верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных округов; на вступившие в законную силу судебные приказы, решения и определения районных судов (напомню, проблема рассматривается на примере судебного акта районного суда, вынесенного им по первой инстанции) надзорная жалоба подаётся, соответственно, в президиум верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа.

В силу подпункта 3 пункта 2 статьи 377 ГПК РФ, на постановления президиумов верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных округов; на кассационные определения верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных округов, а также на вступившие в законную силу решения и определения районных судов, принятые ими по первой инстанции, если указанные решения и определения были обжалованы в президиум соответственно верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа надзорная жалоба подаётся в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.В соответствии с пунктом 3 статьи 381ГПК РФ, председатель Верховного Суда Российской Федерации, его заместитель вправе не согласиться с определением судьи Верховного Суда Российской Федерации об отказе в передаче надзорной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, и вынести определение о его отмене и передаче надзорной жалобы или представления прокурора с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

И, наконец, в силу пункта 1 статьи 389 ГПК РФ, в целях обеспечения единства судебной практики председатель Верховного Суда Российской Федерации или заместитель председателя Верховного Суда Российской Федерации вправе по жалобе заинтересованных лиц или по представлению прокурора внести в Президиум Верховного Суда Российской Федерации представление о пересмотре в порядке надзора судебных постановлений, нарушающих права, свободы или законные интересы неопределенного круга лиц, иные публичные интересы, либо принятых с нарушением правил подведомственности или подсудности.

Таким образом, гражданин, являющейся участником судебного спора, в случае несогласия с решением суда первой инстанции вынужден проходить минимум четыре (в случае постоянных отказов в пересмотре судебного акта в порядке надзора, как это бывает в большинстве случаев) ступеньки надзорного производства. С учётом пункта 3 статьи 377 ГПК РФ и того, что надзорное производство в Судебной коллегии будет возбуждено, количество ступенек может возрасти до пяти.

И вот тут человека, желающего добиться правды в суде, поджидает каверзный момент. В соответствии с пунктом 5 статьи 378 ГПК РФ, к надзорной жалобе прилагаются заверенные соответствующим судом копии судебных постановлений, принятых по делу. Речь идет обо всех постановлениях, включая и предыдущие отказные определения судей надзорных инстанций, как то следует из статьи 13 того же Гражданского процессуального кодекса.

Иными словами, обращаясь с первой надзорной жалобой в президиум суда субъекта Российской Федерации человек должен приложить две копии судебных актов (первой и кассационной инстанций) с «синими» печатями соответствующих судов. И это не является проблемой, поскольку данные копии у него, как у стороны в деле, имеются на руках. Проблемы возникают в дальнейшем, в случае, если человек подаёт надзорную жалобу дальше.

А вот на этом этапе уже появляется, не побоюсь этого слова, «жемчужина» гражданского процесса. Согласно ГПК РФ, а именно подпункту 1 пункта 2 статьи 381 ГПК РФ, при вынесении судьёй надзорной инстанции определения об отказе в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции надзорная жалоба, а также копии обжалуемых судебных постановлений остаются в суде надзорной инстанции.

Зачем судам надзорной инстанции оставлять копии обжалуемых судебных постановлений, заверенные соответствующим судом? Почему бы их не возвращать подателю жалобы вместе с определением об отказе в передаче жалобы для рассмотрения в суд надзорной инстанции Ответ прост - согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 379.1 ГПК РФ, надзорная жалоба возвращается судьёй без рассмотрения по существу, если она не отвечает требованиям, предусмотренным частями четвертой-седьмой статьи 378 настоящего Кодекса. Всё, круг замкнулся. Прекрасный способ найти формальную причину и возвратить жалобу, облегчив себе трудовую деятельность в должности судьи.

Конечно, можно задаться вопросом «А в чём состоит сложность с получением и направлением копий судебных постановлений, заверенных соответствующим судом?». Ответ опять будет простым. Представим ситуацию: человек получает решение районного суда, с которым он не согласен. Естественно, первым действием в таком случае будет подача кассационной жалобы, для чего копии решения суда первой инстанции, заверенной этим же судом, не требуется. После рассмотрения кассационной жалобы участник судебного спора имеет на руках два судебных акта с «синими» печатями – первой и кассационной инстанции. При подаче надзорной жалобы гражданин, её подающий, просто прикладывает эти две копии к жалобе, уплатив государственную пошлину 200 руб.

В случае отказа в передаче дела на рассмотрение в суд надзорной инстанции податель жалобы получит определение судьи суда субъекта Российской Федерации об отказе. И для того, чтобы обратиться с надзорной жалобой дальше, он будет вынужден в районном суде получить копии судебных актов первой и кассационной инстанций, заверенные в этом районном суде. Согласно подпункту 10 пункта 1 статьи 333.19 Налогового кодекса РФ, при подаче заявления о повторной выдаче копий решений, приговоров, судебных приказов, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции, копий других документов из дела, выдаваемых судом, а также при подаче заявления о выдаче дубликатов исполнительных документов оплачивается государственная пошлина в размере не менее 40 рублей.

Таким образом, при обращении с надзорной жалобой в Судебную коллегию ВС РФ гражданин обязан заплатить 80 руб. за копии двух судебных актов и 200 руб. за подачу надзорной жалобы в соответствии с подпунктом 4 пункта 1 статьи 333.19 НК РФ (как уже указывалось ранее, до 1 января 2005 года государственная пошлина с надзорных жалоб уплачивалась только в случае, если податель надзорной жалобы не обращался в кассационную инстанцию – подпункт 3 пункта 1 статьи 4 закона РФ от 9 декабря 1991 года N 2005-I «О государственной пошлине»). И, соответственно, приложить отказное определение судьи суда субъекта Российской Федерации.

В случае отказа уже в Судебной коллегии Верховного Суда податель жалобы получит отказное определение судьи Верховного Суда, и для обращения с надзорной жалобой в порядке пункта 3 статьи 381 ГПК РФ он уже должен оплатить 120 руб. за копии судебных актов судов первой и кассационной инстанций, а также за копию отказного определения на свою надзорную жалобу в президиум суда субъекта. Плюс 200 руб. за подачу новой надзорной жалобы.

Если же он получит отказ на надзорную жалобу в порядке пункта 3 статьи 381 ГПК РФ, то сумма госпошлины вновь увеличивается – до 160 руб. за копии судебных актов (судов первой и кассационной инстанций, судьи суда субъекта и судьи Верховного Суда), а также 200 руб., собственно, за надзорную жалобу. Итого - чтобы пройти все процедуры надзорного обжалования (если у человека хватит моральных сил на это) участник дела должен будет заплатить не много ни мало 1160 руб. только государственной пошлины, что при нынешнем уровне доходов большинства населения никак не соотносится с декларациями о доступности правосудия в стране.

Отсчет времени

Но и это ещё не всё. Срок, в течение которого можно подать надзорную жалобу, установлен пунктом 2 статьи 376 и пунктом 2 статьи 389ГПК РФ и составляет шесть месяцев со дня вступления судебных постановлений в законную силу. Таким образом, в случае, если первые три стадии надзорного производства оказались для участника судебного процесса в суде общей юрисдикции безрезультатными, то с учётом положений статьи 367 ГПК РФ срок на подачу надзорной жалобы истекает через 6 месяцев со дня вынесения кассационного определения.

Скорость пересылки почтовых отправлений в стране, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Таким образом, житель отдалённого населённого пункта для прохождения всей процедуры надзорного обжалования должен дождаться дважды получения копий определения судьи суда субъекта Российской Федерации и один раз копии определения судьи Верховного Суда (в суде первой инстанции судебных актов судов надзорных инстанций не хранится, поэтому запросы направляются непосредственно в суд надзорной инстанции), что практически гарантированно ведёт к пропуску срока на обжалование. Конечно, человек сразу может заказать в региональном суде число копий по числу возможных надзорных жалоб, а в жалобе в Судебную коллегию Верховного Суда попросить две копии отказного определения. Но это уже выходит за рамки здравого смысла, так как презюмирует отрицательное определение соответствующего суда и ставит под вопрос доверие граждан к суду в принципе.

Действительно, существует письмо Верховного Суда РФ от 21 июля 2004 года N 52-код-2004 «Об исчислении срока, установленного для обжалования судебных постановлений в порядке надзора». Оно предписывает не учитывать время рассмотрения надзорной жалобы в суде надзорной инстанции при исчислении соответствующего шестимесячного срока. Однако ни данное письмо, ни иной документ не дают ответа на вопрос - как быть со сроком, необходимым для получения соответствующих копий судебных актов? Вследствие этого остаётся один вариант – восстановление срока в соответствии с пунктом 4 статьи 112 ГПК РФ. Но, учитывая незаинтересованность судьи первой инстанции в обжаловании акта этого же суда, велика вероятность, что возникнет необходимость воспользоваться пунктом 5 этой же статьи о возможности обжалования определения об отказе в восстановлении пропущенного срока с дальнейшим повторением процедуры надзорного обжалования уже судебных актов о восстановлении пропущенного срока.

Так в чём же, в свете вышеизложенного, заключается доступность и эффективность правосудия, и повышение доверия граждан страны к судебной власти? В увеличении числа бюрократических процедур в процессе осуществления гарантированного Конституцией права на судебную защиту? Или в пополнении бюджета сорокарублёвыми государственными пошлинами? Как свидетельствует статистика, процент обращения в суды надзорной инстанции невысок. Следовательно, о существенной прибавке к бюджету за счёт выдачи повторных копий судебных актов речи не идёт. Что же остается? Банальное нежелание работать? Хотелось бы верить, что это просто юридико-технический казус и не более того. Впрочем, и в него верится с трудом.

Сети правосудия

Самое время вернуться к инновациям в отечественной судебной системе - тем, что предполагают использование новейших технологий. В декабре 2008 года был принят и с 1 июля 2010 года вступил в силу федеральный закон N 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации». Подпунктом «г» пункта 2 части 1 статьи 14 и пунктом 1 статьи 15 данного закона судам общей юрисдикции предписано, в частности, размещать в сети Интернет на официальных сайтах соответствующих судов тексты судебных актов, сведения об их обжаловании и о результатах такого обжалования. А при опубликовании судебных актов - сведения об источниках их опубликования. При этом тексты судебных актов, за исключением приговоров, размещаются в сети после их вынесения.

Оговоримся, что далеко не все судебные акты, в соответствии с пунктом 5 статьи 15 закона, подлежат опубликованию в Глобальной сети. Но тут – самое время вернуться именно к информатизации судов. В ноябре 2006 года, как один из итогов реализации первой по счёту Программы развития правосудия, Государственной приёмочной комиссией была принята Государственная автоматизированная система «Правосудие» (ГАС «Правосудие»). Весной 2007 года Верховный суд РФ объявил открытый конкурс по выбору системного интегратора для ввода в эксплуатацию ГАС «Правосудие». До конца 2007 года федеральная сеть должна была объединить в виртуальном пространстве около 3 тысяч российских судов общей юрисдикции.

В своём постановлении от 2 декабря 2010 года N 269 «О предварительных итогах реализации концепции информатизации судов общей юрисдикции и системы Судебного департамента и об основных задачах на 2011 год» Совет Судей РФ публично заявил: «С 2007 года был начат масштабный ввод в действие ГАС «Правосудие» на объектах автоматизации. В настоящее время ГАС «Правосудие» охватывает все федеральные суды общей юрисдикции и органы Судебного департамента, расположенные более чем на 3300 объектах на территории всей России. Таким образом, полное внедрение ГАС «Правосудие» при условии успешного проведения мероприятий проекта «Поддержка судебной реформы» будет завершено к концу 2011 года, а мероприятия, предусмотренные Концепцией информатизации, в целом реализованы».

Проще говоря, выясняется, что уже длительное время суды общей юрисдикции в стране связаны единой информационной сетью, и имеют возможность просмотреть любой судебный акт, в том числе и тот, что согласно 262-му закону не подлежит опубликованию в сети Интернет для всеобщего обозрения. Возможность доступа к любому судебному акту судьи из любого населенного пункта страны в режиме реального времени и порождает сомнение в том, что наличие в ГПК РФ нормы о необходимости предоставления с надзорной жалобой копий судебных постановлений, заверенных соответствующим судом является просто юридико-техническим казусом, так как никакой необходимости в этом не имеется.

Что делать

Если в начале 2000 годов требование прикладывать к надзорным жалобам заверенные соответствующим судом копии судебных актов имело хоть какое-то обоснование, то в настоящий момент объяснений этому феномену в тексте ГПК РФ найти сложно. Необходимо обратить внимание, что в Арбитражном процессуальном кодексе РФ, вступившем в силу даже ранее, чем ГПК РФ, данный вопрос был решён следующим образом. Согласно пункту 3 статьи 294 АПК РФ, к заявлению или представлению должны быть приложены копии оспариваемого судебного акта и других судебных актов, принятых по делу. Ни о каком заверении «соответствующим судом» речи не шло и не идёт. В начале данной статьи приводились для сравнения цифры финансирование по обеим программам как судов общей юрисдикции, так и арбитражных судов.

В итоге при практически одинаковом объёме финансирования, на фоне полного отторжения судами общей юрисдикции информационных технологий, в системе арбитражных судов в соответствие с изменениями, внесёнными в АПК РФ федеральным законом от 27 июля 2010 года N 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» уже практически год допускается подача исков, заявлений и других документов по электронным каналам связи и посредством сети Интернет. Это действительно представляет собой внедрение инноваций и повышение доступности правосудия. В то время как суды шаговой доступности, а именно суды общей юрисдикции, на деле как бы остались во времени принятия первой программы «Развитие судебной системы России».

Справедливости ради необходимо отметить, что в отличие от ГПК РФ, АПК РФ в статьях 260 и 277 требует прикладывать к апелляционной и кассационной жалобам копии обжалуемых судебных актов. При этом обращу внимание читателя, что и в этих случаях никакого заверения «соответствующим судом» АПК РФ не требует. Более того, например, в постановлении Пленума ВАС РФ от 28 мая 2009 года N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции» (пункт 21) прямо указано, что отсутствие приложенных к жалобе копий обжалуемых судебных актов не препятствует рассмотрению дела.

Ситуация в арбитражных судах страны как раз и представляет собой пример развития, пример обеспечения доступности правосудия не на словах, а на деле. В сравнении с арбитражными судами проведённый анализ фактической, а не декларативной инновационности гражданского процесса в судах общей юрисдикции, доступности и эффективности правосудия для граждан, свидетельствуют о необходимости внесения в ГПК РФ существенных изменений. А именно - исключению пункта 5 статьи 378 из текста кодекса, а также соответствующей корректировке содержания подпункта 1 пункта 2 статьи 381ГПК РФ. Компромиссным вариантом могла бы служить следующая редакция указанной нормы: «К кассационной (в настоящее время – надзорной) жалобе, представлению прилагаются копии судебных постановлений, принятых по делу» без внесения изменений в подпункт 1 пункта 2 статьи 381 ГПК РФ.

Учитывая, что внесение изменений в закон - процесс длительный, для снятия обозначенных бюрократических барьеров на время, необходимое для корректировки положений закона, необходимо принятие постановления Пленума ВС РФ с указанием, аналогичным приведенному выше указанию постановления Пленума ВАС РФ. Либо принятие письма Верховного Суда РФ с разъяснением, что время, необходимое для истребования и получения заверенных копий судебных постановлений, не входит в срок, предоставленный для обжалования.

Не всё так плохо? Отнюдь

Определённые надежды на изменение ситуации в сфере гражданского процесса в части надзорного производства, а именно требования судебных постановлений с «синими печатями» были связаны с внесением изменений в ГПК РФ, вводящих единую апелляционную инстанцию, изменяющих статус кассационной инстанции и надзора. Планировалось (и анонсировалось в СМИ), что после внесения соответствующих изменений в ГПК процедура апелляционного, кассационного и надзорного производства будет унифицирована с арбитражным процессом.

Представлялось, что новая редакция соответствующей главы ГПК РФ вберёт в себя все лучшие наработки в процессуальном законодательстве последнего времени, воспримет наконец-то информационные технологии и действительно облегчит для граждан поиск истины в стенах судов. Что получилось в итоге – судите сами. Апелляционная инстанция на самом деле была максимально сближена с апелляционной инстанцией в арбитражном процессе и будет заново рассматривать дело по имеющимся доказательствам. Что касается кассационной и надзорной инстанции, то всё закончилось простым сотрясанием воздуха. А именно – заменой наименований, то есть слова «надзор» и его производных на соответствующие падежи слова «кассация». Кассационное производство в его прежнем виде будет отменено.

Читаем главу 41 «Производство в суде кассационной инстанции» ГПК РФ в редакции, вступающей в силу с 1 января 2012 года. Пункт 2 статьи 376, пункт 5 статьи 378, подпункт 1 пункта 1 статьи 379.1, подпункт 1 пункта 2 статьи 381 ГПК РФ практически слово в слово повторяют действующую в настоящее время редакцию кодекса, и не несут участникам дела никаких упрощений в процедуре кассационного (в настоящее время – надзорного) производства.

Требования о необходимости приложения к кассационной (в настоящее время – надзорной) жалобе копий судебных актов по делу, заверенных соответствующим судом, оставлены в новой редакции без изменений, также как нормы об их оставлении в суде кассационной (в настоящее время – надзорной) инстанции, и нормы о том, что отсутствие таких копий в качестве приложения к жалобе является основанием для её возвращения по существу. Сохранилось и возбуждение кассационного (в настоящее время – надзорного) производства по усмотрению судьи.

В итоге перед гражданином, желающим обратиться с жалобой теперь уже в кассационную инстанцию суда общей юрисдикции, а также в видоизменённую надзорную инстанцию, как и последние девять лет до этого, лежит извилистый путь. Конкретнее - банк (оплата государственной пошлины за выдачу повторной копии судебного постановления), почта (запрос в суд), опять почта (получение истребуемого постановления) – и снова почта (отправка кассационной (надзорной) жалобы в суд).

Едва ли подобные весьма непростые и муторные схемы пробудят в людях веру в правосудие. Поэтому пока остаётся только одно – надеяться на разъяснения Верховного Суда Российской Федерации и ждать очередного указания президента страны.

Код для вставки в блог

Свидетельство о регистрации СМИ, выданное Роскомнадзором, Эл № ФС77-47693 от 08.12.2011 г.
Учредитель — ООО «ЛЕКСПРО».
Связь с редакцией:
119019, г. Москва, Б. Знаменский пер.,
д. 8/12, стр. 3, кв. 18
+7 (499) 753-05-01
hotline@lexpro.ru