Экспертная юридическая система

«LEXPRO» - это информационно-правовая база данных
объемом свыше 9 миллионов документов
и мощный аналитический инструментарий

Контактная информация

+7 (499) 753-05-01

АНАЛИТИКА

29 апреля, 09:00

Проект ГК (ст. 67.2) и положения о корпоративном договоре в сравнении с немецким законодательством и судебной практикой

Необходимость регулирования отношений именно в корпоративном договоре, а не в уставе компании понятна: это большая степень конфиденциальности, обязательственный для всех характер и упрощенный порядок внесения изменений.

Какова правовая природа таких соглашений?

Заключение корпоративного договора возможно как в РФ, так и в Германии в силу общего принципа свободы договора, при этом возможность такого соглашения непосредственно предусматривается проектом изменений в ГК РФ (Ст. 67.2). Согласно письму Минэкономразвития от 14.09.2009, акционерное соглашение или договор об осуществлении прав участников «является видом гражданско-правового договора, к которому применяется гражданское законодательство РФ, в том числе общие положения части первой ГК о сделках, обязательственном праве и о договорах».

Обязательственный характер корпоративных договоров, не обязывающих лиц, не участвующих в нем, признается также в Германии. Однако заключение такого договора в некоторых случаях может быть квалифицировано как образование «общества гражданского права» (Gesellschaft bürgerlichen Rechts или GbR), что сравнимо с российским простым товариществом (ст. 1041-1054 ГК), если в основе соглашения лежит длительное преследование совместной цели (совместное осуществление корпоративных прав). Исходя из этого, следует при определении содержания корпоративного договора по немецкому праву обратить внимание на применимые положения Гражданского Кодекса Германии в ст. 705 – 740. Например, на порядок прекращения договора «общества гражданского права».

Если общество было образовано на неопределенный срок, каждый участник может в любой момент расторгнуть договор общества в обычном порядке. По этой причине необходимо предусмотреть исключение этого права на предусмотренный срок или до наступления какого-либо обстоятельства. Если общество было образовано на определенный срок, участники вправе расторгнуть договор общества досрочно при наличии важной причины. Прежде всего, если один из участников намеренно или по грубой неосторожности нарушил договор общества или если участнику исполнилось 18 лет. Право досрочного расторжения не может быть исключено. Также невозможно исключить право расторжения договора общества в обычном порядке на чрезмерно длинный срок.

Следующим примером является регулирование в корпоративном договоре так называемой «оговорки продолжения общества» (Fortsetzungsklausel), так как в случае смерти одного из участников «общество гражданского права» прекращает свою деятельность.

Какая форма должна быть предусмотрена для корпоративного договора?

Ст. 67.2 проекта ГК предусматривает для корпоративного договора письменную форму. Учитывая, что в случае противоречия положения ГК имеют преимущественную силу перед ФЗ «Об ООО», возникает вопрос о соотношении этого положения ГК с п. 11 ст. 21 ФЗ «Об ООО» об отчуждении долей (купля-продажа, мена, дарение).

Эта норма требует нотариальной формы, если договор заключен между сторонами не в рамках использования преимущественного права покупки доли, а как предварительный договор, форма которого должна соответствовать установленной для основного договора форме. В Германии нотариальное заверение необходимо при наличии соглашения об отчуждении своей доли и в случае договора-передачи права собственности на земельный участок (например, в качестве оплаты доли в уставном капитале). Однако так как форма корпоративного договора не урегулирована законом, не возникает и характерной для российского законодательства коллизии: в названных случаях данные соглашения должны быть заверены нотариусом.

Рамки регулирования отношений в корпоративном договоре

Как в РФ, так и в Германии корпоративный договор не может противоречить императивным нормам и самостоятельно регулировать вопросы, которые должны быть предусмотрены в уставе.

Так, например, договором не могут регулироваться статус общества, его отношение к участникам, правовой статус его органов. В Германии непосредственно в уставе должны быть предусмотрены положения об оплаты доли неденежными средствами, об изъятии доли, об увеличении уставного капитала и др. Недопустим также обход норм, регулирующих защиту интересов миноритарных участников и предусматривающих право участников на информацию и ознакомление с документами общества.

Однако положения российского корпоративного права считаются в большинстве случаев императивными. Содержанием корпоративного договора в Германии являются чаще всего обязательства в связи с правом голоса, ограничения при отчуждении акций или долей, действия при увеличении уставного капитала, (преимущественные) права на покупку акций, запрет на конкурирующую деятельность и др. При этом акционеры чаще заключают соглашения, чем участники ООО. Это объясняется «строгостью устава» (Satzungsstrenge): в то время как положения Закона об ООО Германии являются более диспозитивными, ст. 23 Закона об АО Германии устанавливает, что устав может отклоняться от норм Закона об АО только если это позволено законом. Так, например, регулирование (преимущественного) права на покупку акций непосредственно в уставе противоречило бы принципу свободного отчуждения акций и было бы признано нарушением положений ст. 23 Закона об АО. Аналогично недействительным было бы признано предусмотренное в уставе ограничение права голоса, которое противоречило бы принципу свободного осуществления права голоса.

В ст. 67.2 п. 1 Проекта ГК непосредственно перечислены императивные запреты: корпоративный договор не может определять структуру органов общества и их компетенцию (если иное не предусмотрено законом) и обязывать его участников голосовать в соответствии с указаниями органов общества. В действующем законодательстве похожее (касательно права голоса) положение существует только в ФЗ «Об АО» и не предусмотрено в ФЗ «Об ООО».

С введением изменений в ГК вышеназванный запрет будет действовать по отношению ко всем хозяйственным обществам. Правовое регулирование в Германии аналогично действующему законодательству РФ: согласно ст. 136 Закона об АО, договор является ничтожным, если на его основании акционер обязуется голосовать по указанию общества, правления или наблюдательного совета, либо по указанию зависимого предприятия. Действует ли названная норма по отношению к участникам ООО (GmbH) – вопрос спорный.

Выступающие за распространение запрета на участников ООО аргументируют, что в Законе об ООО Германии существует императивная сфера компетенции для собрания участников и требуют распространения ст. 136 Закона об АО как минимум на корпоративные договоры. Однако в немецкой судебной практике применение ст. 136 Закона об АО по правилам аналогии к участникам ООО отклоняется, так как, по мнению суда, распределение компетенции внутри ООО значительно отличается от регулирования внутри АО.

Код для вставки в блог

Обновления в базе Лекспро

15 октября, 10:34
Приказ ФНС России от 28.09.2018 N ММВ-7-7/557@ "О внесении изменений в приказ МНС России от 16.04.2004 N САЭ-3-30/290@ и приказ ФНС России от 16.05.2007 N ММ-3-06/308@"

15 октября, 10:33
<Информация> ФНС России <По вопросу использования доказательств полученных от органов внутренних дел при принятии решения по выездной налоговой проверке>

08 октября, 10:31
<Письмо> Минстроя России от 20.09.2018 N 38887-ЛС/02 <Об отмене письма Минстроя России от 20.06.2018 N 26459-ХМ/08 о выполнении проектными организациями работ по обследованию строительных конструкций>

08 октября, 10:31
"Разъяснение Комиссии по этике и стандартам по вопросу осуществления адвокатом деятельности эскроу-агента" (утв. Федеральной палатой адвокатов 13.09.2018 N 05/18)

01 октября, 10:25
<Письмо> Минтруда России от 01.06.2018 N 15-4/10/В-4010 <Об обязанности работодателя по обеспечению проведения специальной оценки условий труда>

Свидетельство о регистрации СМИ, выданное Роскомнадзором, Эл № ФС77-47693 от 08.12.2011 г.
Учредитель — ООО «ЛЕКСПРО».
Связь с редакцией:
119019, г. Москва, Б. Знаменский пер.,
д. 8/12, стр. 3, кв. 18
+7 (499) 753-05-01
hotline@lexpro.ru