Экспертная юридическая система

«LEXPRO» - это информационно-правовая база данных
объемом свыше 9 миллионов документов
и мощный аналитический инструментарий

Контактная информация

+7 (499) 753-05-01

АНАЛИТИКА

29 июля, 11:00

Соглашение о голосовании: вопросы будущей реализации

Согласно п. 8 ст. 67.2 проекта изменений в ГК, кредиторы общества и иные третьи лица могут заключить договор с участниками хозяйственного общества, по которому последние обязуются голосовать определенным образом.

Как далеко могут заходить стороны, заключая такой договор и позволяя третьим лицам (косвенно) участвовать в процессе принятия решения общества, влияя тем самым на его деятельность, но не неся ответственности, предусмотренной законом (и уставом) для участников хозяйственного общества?

Поскольку законопроект не устанавливает ограничения, данные соглашения могут быть долговременными, либо заключаться в отношении отдельных категорий решений общества или определенных сделок, а сам способ голосования может быть сформулирован в соглашении, либо третье лицо формулирует его перед собранием участников. Например кредитор участника по залогу может, согласно проекту, как «иное третье лицо» заключить подобный договор со своим залогодателем и обеспечить осуществление права голоса участникам выгодным для себя образом в защиту своих интересов.

На данный момент судами РФ не признается допуск третьих лиц к управлению хозяйственным обществом, равно как и возможность участников отказа от своих прав.

Большой опыт относительно заключения соглашений о голосовании имеется в Германии, где они были признаны допустимыми Верховным Федеральным Судом (ВФС). ВФС аргументировал, что действующий в корпоративном праве запрет передачи неотъемлемых прав участников, вытекающих из сущности их долевого участия, не нарушен, так как по отношению к обществу у участника, заключившего такое соглашение, остается свобода принятия решения при голосовании. Критики же заявляют, что такой свободы фактически не существует, поскольку данный участник связан соглашением с третьим лицом, которое в случае нарушения может быть принудительно исполнено (подробнее ниже). По их мнению, необходимо разграничение: соглашение о голосовании, заключенное на  длительный срок, допустимо лишь в случае наличия у третьего лица правомерного интереса (например, кредитор общества либо узуфруктуарий доли), а соглашение, заключенное на длительный срок и с предметно не ограниченным правом третьего лица вообще не допустимо.

Сторонники позиции ВФС, однако, поясняют, что общество защищено лишь против непосредственного влияния третьих лиц, которые не приобретают на основании обязательственной договоренности собственного права голоса. В свою очередь, долгосрочное соглашение о голосовании, ограничивающее участника в значительной мере, может быть признано противоречащим добрым нравам (ст. 138 Гражданский Кодекс Германии) и недействительным. К тому же участник не обязан голосовать по указанию третьего лица, если он тем самым нарушит свои фидуциарные обязательства.

Пределы соглашений о голосовании

Заключение соглашения о голосовании возможно, согласно проекту, только в целях обеспечения охраняемого законом интереса третьих лиц, следовательно, наличие одного лишь экономического интереса не достаточно.

Соглашение о голосовании с органами общества как с «иными третьими лицами» не допустимо, так как его предметом не может быть голосование в соответствии с указаниями органов (п. 8 ст. 67.2. проекта предусматривает соответственное применение правил о корпоративном договоре и тем самым п. 1 ст. 67.2. проекта). Этот запрет будет распространен на все хозяйственные общества. На данный момент такой запрет предусмотрен только ФЗ об АО (ст. 32.1).

Аналогичный запрет для АО существует и в Германии (ст. 136 Закона об АО Германии). Так как подобное положение в Законе об ООО Германии отсутствует, а применение данной статьи на ООО по аналогии отклоняется судами (аргумент - различия в структуре ООО и АО), соглашение о голосовании с директором ООО (Geschäftsführer) признается действительным, если соблюдены пределы полномочий. Например, соглашение между директором и мажоритарным участником, в котором последний обязуется голосовать за освобождение директора от должности только при наличии веского основания.

Согласно сложившейся судебной практике, корпоративный договор не должен противоречить уставу. Следовательно, соглашение о голосовании с третьим лицом может быть признано недействительным, если устав запрещает его заключение. Соответствующие положения особенно рекомендуется прописывать в тексте устава, если для отчуждения доли/акций третьему лицу участник обязан получить согласие других участников. Тем самым можно снизить риск ситуации, когда участник заключает соглашение с третьим лицом и выполняет его волю при голосовании без осуществления отчуждения ему своей доли/акций при остутствии согласия на это других участников.

Отдельный вопрос – возмездное соглашение о голосовании, когда участнику предоставляется финансовая либо иная выгода. Будет ли это дозволено в России? В Германии такое соглашение является недействительным, поскольку нарушает предусмотренный в законе запрет (ст. 405 Закона об АО Германии) и противоречит добрым нравам.

Нарушение соглашения и защита интересов третьих лиц

Если соглашение о голосовании заключено не со всеми участниками общества, его нарушение не влечет  недействительности самого решения органов общества. Поэтому третьим лицам стоит предусмотреть в соглашении выплату неустойки либо компенсации, чтобы избежать бремени доказывания, возникнувшего в связи с нарушением соглашения ущерба и его размера.

Как было сказано выше, в Германии существует возможность подачи иска третьим лицом об оспаривании голосования и преследования своего права (фикция выражения волеизъявления, ст. 894 Процессуальный Кодекс Германии). Однако вынесение судебного решения, как правило, занимает некоторое время, и это происходит не перед голосованием участников, в связи с чем могут возникнуть проблемы с его исполнением. Например, решение об увеличении капитала, за которое участник голосовал в нарушение согласования с третьим лицом, было уже принято и осуществлено. Поэтому большую роль играет так называемая предварительная правовая защита (einstweiliger Rechtsschutz) – ускоренная защита права перед главным судебным решением, если оно будет вынесено слишком поздно и его исполнение в силу произошедших изменений станет невозможным.

Третье лицо может обратиться в суд за такой защитой, если докажет особую потребность в ней (господствующее мнение). Отметим, что факт приближающегося голосования участников/акционеров сам по себе не доказывает наличие указанной потребности. Необходимо, чтобы предстоящее решение участников/акционеров имело существенное значение как для общества, так и для третьего лица (заявителя), законные интересы которого будут значительно нарушены. Суд оценивает интересы заявителя и ответчика в каждом отдельном случае и учитывает при этом интересы других участников/акционеров, не являющихся сторонами соглашения о голосовании.

Заключение соглашения о голосовании является интересным инструментом для защиты интересов третьего лица либо кредитора общества. Его нарушение может являтся основанием для признания недействительным решения органа только в том случае, если сторонами данного соглашения являлись все участники, и признание решения недействительным не нарушит права и интересы третьих лиц (п. 5 ст. 67.2. проекта соответственно). В настоящее время не существует процессуальной возможности противодействовать нарушению соглашения. Таким образом, преследование интересов третьего лица и осуществление его прав зависят от грамотного оформления соглашения о голосовании.

Код для вставки в блог

Свидетельство о регистрации СМИ, выданное Роскомнадзором, Эл № ФС77-47693 от 08.12.2011 г.
Учредитель — ООО «ЛЕКСПРО».
Связь с редакцией:
119019, г. Москва, Б. Знаменский пер.,
д. 8/12, стр. 3, кв. 18
+7 (499) 753-05-01
hotline@lexpro.ru