Экспертная юридическая система

«LEXPRO» - это информационно-правовая база данных
объемом свыше 9 миллионов документов
и мощный аналитический инструментарий

Контактная информация

+7 (499) 753-05-01

БЛОГИ

"Про это". "Законотворчество. Исторические хроники РАПСИ"

Алла Амелина, депутат Госдумы РФ первого созыва, журналист, сопредседатель историографического сообщества «Политика на сломе эпох»:

Закон «О государственной защите нравственности и здоровья граждан и об усилении контроля за оборотом продукции сексуального характера» можно смело отнести к числу обсуждавшихся наиболее детально, длительно и заинтересованно. Здесь все депутаты считали себя знатоками и экспертами, отмечается в статье, размещенной на сайте "РАПСИ".

Этот документ был внесен в Госдуму РФ в мае 1996 года. Инициаторы — представители различных фракций, в том числе такие известные персоны как Станислав Говорухин («Народовластие»), Николай Губенко и Тамара Гудима (КПРФ), Галина Волчек и Михаил Сеславинский (НДР), Михаил Мень («Яблоко»). Но лишь в феврале 1997 года разработчики представили законопроект палате.

По словам докладчика, Станислава Говорухина, закон призван устранить правовой вакуум, который образовался после ввода в действие нового Уголовного кодекса.  Дело в том, что до 1 января ввоз, изготовление, распространение порнографии были запрещены. И только новый УК как бы легализовал этот вид продукции, ибо он ввел понятия законного и незаконного изготовления и распространения порнографии. А регулировать это должен соответствующий федеральный закон.

Ситуация на тот момент была такова. Только в Москве, по оценке западных экспертов, продается в месяц порнографической продукции на 5 миллионов долларов По России ходит около тысячи газет и журналов порнографического и сексуального характера, в том числе отечественных: «Казанова», «Мистер Икс», «Еще», «Клубничка», «Интим-клуб»... Многие серьезные газеты регулярно печатают  информацию и объявления сексуального характера. То же самое — на телевидении. Говорухин напомнил, что «все это порнографическое безумие наступило при полном запрете порнографии - запрете на ввоз, изготовление и распространение».

Суть законопроекта заключалась в следующем. Прежде всего, этот вид деятельности должен стать лицензируемым, а товар, соответственно - лицензионным. Предусмотрен налог с продажи. И наконец, данная продукция должна продаваться только в специально отведенном месте. То есть предполагалось, что невозможно будет осуществлять эту деятельность без строгого контроля государства. Невозможно будет увидеть сексуальную продукцию и ее рекламу на улицах, в общественных местах. Невозможно будет напечатать рекламу, объявление, информацию сексуального характера в открытой и доступной газете. Невозможно будет увидеть порнофильм или крутую эротику на открытых каналах телевидения и в кинотеатрах.

Обсуждение было бурным и продолжительным. Екатерина Лахова («Российские регионы») с ходу предложила снять этот вопрос и сформировать некую «сборную комиссию»; Анатолий Грешневиков («Народовластие») - создать полицию нравов; Татьяна Астраханкина (КПРФ) - «не ограничивать безнравственность, а осудить безоговорочно всякую, любую безнравственность и найти соответствующие меры по ее пресечению».

В поддержку закона выступили представители фракций «Яблоко», НДР, ЛДПР,  депутатских групп «Российские регионы» и «Народовластие». Впрочем, в основном все заявляли о свободном голосовании, потому что внутри фракций и групп не было единства по этому вопросу. Если обобщить противоположные позиции, то сторонники принятия «закона Говорухина» считали, что только таким образом можно поставить под контроль индустрию сексуальных услуг и как-то решить эту назревшую проблему. Противники же были убеждены, что попытка регулировать данную сферу есть не что иное как ее легализация, насаждение безнравственности и культивирование разврата.

Как бы то ни было, но законопроект был принят в первом чтении с первого же захода. Чего не скажешь о последующих стадиях его рассмотрения.

Второе чтение состоялось без малого через год, в начале 1998-го. Докладчиком вновь выступил Станислав Говорухин. Прежде чем приступить к сути вопроса, он посетовал, что, «обалдевший от этих митингов у подъезда Думы, я собрал заседание комитета и сказал, что я больше не могу это видеть "Говорухин - вождь сексуальной революции", "Закон составлен врагами народа" - и прошу меня освободить от доклада, назначить другого докладчика, то есть другого "вождя сексуальной революции". Это предложение было отвергнуто». Пришлось ему опять самому «отдуваться».

Давление на депутатов было действительно организовано не слабое. Говорухин в докладе упомянул «старушек и стариков, стоящих у Думы, согнанных с паперти (половина из них, кстати, по-моему, юродивые)», которых «выдают за глас народа». В качестве контраргумента он сообщил об огромном потоке писем, который идет в Комитет по культуре. В них везде мысль одна - «только не пойдите по пути запретительства, мы этот путь уже прошли; только не поддайтесь на эти уговоры, не активизируйте черный рынок, который сегодня и так уже достаточно активизирован, но строго ограничьте, поставьте под строгий государственный контроль и обратите доход черного рынка в доход государства».

По сути же закона — после доработки ко второму чтению он изменился в сторону ужесточения всевозможных норм. В частности, была принята поправка, в соответствии с которой фильмы и передачи «про это» показывать только с часу ночи до четырех, даже по кодированным каналам. А вот регулирование Интернета проект не предусматривал, поскольку в «бороться с Интернетом пока мы не нашли возможности, мы не знаем как». Напомним, это — 1997 год.

Почти два часа продолжалась эпопея с голосованием, переголосованием, возвращением к голосованию… Принять во втором чтении законопроект никак не удавалось.

И тут «проснулся» космонавт Виталий Севастьянов (КПРФ). Монолог его был полон гнева и драматизма: «Уважаемые депутаты, я вас прошу, откройте законопроект, посмотрите статью 8, пункт 2 этой статьи. Станислав Сергеевич, пожалуйста, откройте. Пусть я буду сейчас ханжой, тем, кто видит слово из трех букв и не кричит на улице, а опускает вниз глаза. Но прочитаю вслух: "При проведении зрелищных мероприятий сексуального характера не допускается осуществление половых сношений". Вы понимаете, что вы написали? ...«а также детальный показ половых органов в момент осуществления сексуальных действий». Вы что принимаете?! Вы позорить себя хотите? Безобразие!».

Говорухин спокойно парирует — мол, «эту статью в переводе на русский язык, понятный язык, нужно читать так, что во время спектаклей не только половые сношения невозможны, но и даже показ этих самых половых органов».

И тут вступает «тяжелая артиллерия» в лице Жириновского. Обращаясь к членам фракции КПРФ, он вопиет: «Такие, как вы, измучают страну, она вообще не сможет размножаться, наша страна!»  И предупреждает, что «если закон будет сорван, мы сорвем принятие гимна. Мы хотим восстановить Гимн Советского Союза. Но это имейте в виду».

Тут берет слово аграрий Геннадий Кулик и заявляет, что «нравственность депутатов аграрной фракции, поскольку мы хоть как-то связаны с крестьянством, не позволяет нам ставить знак равенства между законом о гимне нашей страны, святым законом, и законом об обороте порнографии. Мы не доросли еще до такого морального падения, как руководители некоторых других фракций».

Перед  последней попыткой проголосовать законопроект во втором чтении Говорухин еще раз пытается воззвать к здравому смыслу —  «хотите, чтобы все продолжалось так, как сейчас идет, - голосуйте «против».

Голосование поименное. «За» - 226 человек, необходимый минимум. Аплодисменты.

Следующий этап — спустя еще год. Апрель 1999-го. Докладчик — вновь Станислав Говорухин — начал с анализа динамики развития секс-индустрии. По его словам, рынок мгновенно отреагировал на ситуацию противоборства вокруг этого закона. «Участники секс-бизнеса почувствовали себя абсолютно безнаказанными ввиду отсутствия четкой законодательной базы - и объем контрабанды продукции этого характера увеличился на 80 процентов, в России появились новые русскоязычные версии иностранных журналов неприличных, которые продаются в открытой продаже всюду и везде; на телевидении новые ток-шоу, которые вызывают широкое возмущение масс; широко идет производство порнографических фильмов с участием несовершеннолетних, что категорически запрещено нашим законом, и так далее. Достаточно сказать, что объем только аудиовизуальной продукции этого характера приближается сегодня к 1 миллиарду долларов. Все это проходит мимо кармана государства, хотя львиная доля могла бы попасть в доходную часть бюджета».

Дилемма проста: или принимать этот закон, или оставлять все как есть.

Не будем утомлять читателей подробностями того, как законопроект возвращали ко второму чтению; как принимали поправки — то пакетом, то «в розницу»; как коммунисты пытались вернуть его к процедуре первого чтения, потрясая телеграммами типа «Мы против закона о проституции»; как вновь и вновь вспыхивала дискуссия по концепции документа…

В конечном итоге законопроект все же был принят в третьем чтении 233 голосами.

Ну, а дальше, как водится. Совет Федерации одобряет. Президент отклоняет (с юридической техникой депутаты хронически не дружили). Предложение о создании специальной комиссии. И, наконец, снятие закона с рассмотрения в 2010 году, то есть в Госдуме уже пятого созыва.

Код для вставки в блог

Свидетельство о регистрации СМИ, выданное Роскомнадзором, Эл № ФС77-47693 от 08.12.2011 г.
Учредитель — ООО «ЛЕКСПРО».
Связь с редакцией:
119019, г. Москва, Б. Знаменский пер.,
д. 8/12, стр. 3, кв. 18
+7 (499) 753-05-01
hotline@lexpro.ru