Экспертная юридическая система

«LEXPRO» - это информационно-правовая база данных
объемом свыше 9 миллионов документов
и мощный аналитический инструментарий

Контактная информация

+7 (499) 753-05-01

БЛОГИ

Владимир Путников
Журналист
Биография

Первая половина марта: эксцесс дилетанта или что сказал покойник

В России по-прежнему делают погоду воинственные и мстительные недоучки. Такие легко отыскиваются везде. Их процент одинаков – и в социальных сетях, и в госструктурах, и в образовании, и в медицине… да где угодно! А вот величина наносимого или уже нанесенного перманентного вреда – разная. По моим личным выкладкам, скажем, один, скажем так, недалекий судья стоит приблизительно пары десятков альтернативно-одаренных блогеров-тысячников.

Но то – субъективный подсчет. Займись вы аналогичными исследованиями, наверняка выйдет по-другому.

Трупный Синод и наше время

Уникальный процесс на наших глазах разворачивается в Тверском суде города Москвы. Там, если кто вдруг еще болен новостным и телевизионным нигилизмами, собираются судить мертвого человека – ушедшего в мир иной в конце 2009 года юриста инвестиционного фонда HermitageCapital Сергея Магнитского.

Обвиняется покойный в уклонении от уплаты налогов. И здесь нет никакой интриги. Аналогичные претензии выдвинуты против живого и здорового патрона Магнитского – главы Hermitage Уильяма Браудера. На нем в довесок сейчас уже висит и более страшное для России обвинение – в попытке скупать задарма на внутреннем рынке в нулевые годы акции «Газпрома». Речь идет примерно о 131 миллионе бумаг общей стоимостью - в тех деньгах - более 2 млрд. рублей.

Hermitage, впрочем, и за это упрекнуть трудно. Скупка активов для обогащения фонда и его инвесторов – прямая задача таких бизнес-структур. Причем скупка средствами и способами на грани фола. Во всем мире такие процессы называют иногда гринмейлом.

Но я отвлекся. Главная цель отечественного следствия – Браудер – в настоящее время недосягаем, так как находится где-то в Британии. А эта страна таких людей РФ не выдает принципиально. Тем более что с момента смерти Магнитского руководство Hermitage провело целую серию расследований причин смерти верного корпоративного солдата, а также того, куда и кому именно ушли 230 миллионов долларов налоговых денег, которые и послужили поводом заточить в свое время Магнитского в СИЗО.

К слову, данные расследования можно показывать в качестве примера серьезной аналитической работы на любом факультете журналистики мира. Не шучу. Серьезные и аргументированные работы, которые так никто из их главных героев по существу и не оспорил.

Но вернемся к суду над покойным. Формально возбудить дело и довести его до судебного приговора еще два года назад позволил российский Конституционный суд. Но, как с данным судом и повелось издавна, высказались судьи весьма уклончиво. Главный вывод судей: при возражении близких родственников против прекращения уголовного дела в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) правоохранительные органы обязаны продолжить предварительное следствие и направить дело в суд. В суде дело должно быть рассмотрено по существу и в полном объеме. Какое именно при этом должно быть вынесено решение, конституционные судьи не уточняют.

Независимые юристы убеждены, что возможны в таких ситуациях два вида решения – либо оправдание человека в связи с отсутствием состава или события преступления, либо прекращение уголовного преследования вследствие смерти обвиняемого. Вынести обвинительный приговор посмертно нельзя хотя бы потому, что российское законодательство такого поворота событий не предусматривает.

Но то – лишь толкования. КС так конкретно выражаться не привык.

Пока же Тверской суд находится на подготовительном этапе. Сейчас процесс уже не в первый раз отложен – адвокатам Магнитского по назначению требуется время для ознакомления с материалами дела. Из 60 томов они успели пролистать не больше десятка. Места подсудимых в клетке зала судебных заседаний тоже по понятным причинам пустуют. Магнитский – в могиле. Браудер – в благословенном для него Лондоне.

А раз так, вспомним историю аналогичных процессов. Для мировой юриспруденции они давно не прецедентны.

В Риме IX века нашей эры к весьма похожему процессу в свое время подошли творчески. Противники покойного Папы Формоза из церковного трибунала в 897 году устроили настоящее шоу в базилике Латеранского дворца Вечного города. Для чего из могилы был извлечен подсудимый, облачен в папские одежды и усажен на трон. В ходе судебного допроса озвучивал покойного дьячок, стоявший за троном и трясшийся, по свидетельствам очевидцев, от страха. Атмосфера средневекового анатомического театра, впрочем, обвинителям не помешала. По итогам синода избрание Формоза понтификом объявили недействительным, его указы отменили. Персты покойного понтифика, совершавшие при жизни крестное знамение, были отрублены. Тело по оглашении приговора было избавлено от папских одежд, проволочено по римским улицам и захоронено в братской могиле для чужеземцев.

Увлекающиеся правовой некрофилией также могут почитать, к примеру, труды русского историка Василия Розанова. Он еще в XIX веке писал, что на территории современной Франции и сопредельных областей аналогичные процессы над уже умершими еретиками, ведьмами и прочими отступниками были в порядке вещей. Конец обычаям положила Великая французская революция.

Есть один пример посмертного процесса, относящийся к XX веку. Речь - о Нюрнбергском процессе 1945-1946 годов и, конкретнее, о Мартине Бормане. Сподвижник Адольфа Гитлера был осужден заочно за преступления против человечности. В тот момент обвинители были убеждены, что Борман вместе с несколькими видными чинами Третьего рейха скрылся в Южной Америке. Версия же о самоубийстве Бормана в 1945 году подтвердилась лишь на закате XX века, когда немецкие эксперты смогли идентифицировать найденные в Берлине останки. Так что и в Нюрнберге, получается, судили уже покойного преступника.

Чем кончится в итоге дело в Тверском суде – большая загадка, даже зная некоторые наклонности российского правосудия. Но у людей в мантиях еще осталась лазейка. А именно – закрыть дело за отсутствием состава преступления. Ведь иначе обвинению придется совершенно всерьез утверждать, что Магнитский и компания 230 миллионов долларов США не просто вывели восвояси из казны, но и заставили пользоваться украденным совершенно социально чуждых им людей из наших налоговых и правоохранительных органов. Очевидно, для полного прикрытия…

Фактуру и  выводы расследований Hermitage, напомню, ведь так никто предметно не опроверг.

Житие опереточных злодеев

Начало марта ознаменовалось раскрытием резонансного преступления двухмесячной давности, о котором все это время не перестает судачить вся столичная богема. Сыщики изловили вероятных заказчика, посредника и исполнителя покушения на художественного руководителя балетной труппы Большого театра (БТ) Сергея Филина.

Напомню, что в январе неизвестный плеснул Филину в лицо серной кислотой, отчего пострадавшему пришлось делать сразу несколько пластических операций. Сейчас Филин восстанавливает утраченный внешний облик в Германии.

По версии следствия, заказчиком злодеяния стал ведущий солист балета БТ Павел Дмитриченко, исполнителем – человек с уголовной биографией по фамилии Заруцкий. В посредники записали подвозившего Заруцкого в день совершения нападения водителя Липатова. Троицу довольно оперативно арестовали, те будто бы к моменту ареста даже дали полностью признательные показания.

При этом картины, разыгрывавшиеся в Таганском суде Москвы в ходе процедуры ареста, достойны включения в отдельный спектакль. Дмитриченко всем своим видом давал понять, что если и причастен к повреждению физиономии Филина, то лишь косвенно. Чуть позже взволнованная театральная общественность собрала много подписей под петицией в защиту помещенного в узилище танцора. Если верить на слово ее составителям, артист «совсем невиновный» кристально честный человек, профессионал до мозга костей, примерный семьянин и все такое-прочее.

Спорить с этим бессмысленно: обычные тактические действия стороны защиты в ходе любого резонансного дела. Однако поразмышлять есть о чем.

В первую очередь – о том, что в уголовном праве называют эксцессом исполнителя. Я бы пошел дальше, и назвал это конкретнее – эксцесс дилетанта. Согласитесь, физиономия Дмитриченко говорит о нем красноречивее свидетельств коллег по театру. Ну, какой, скажите на милость, это организатор убийства? Никакой. Вы скажете, что кислотой плеснул не он. Действительно, лицо с уголовным прошлым Заруцкий выглядит именно так, как должен выглядеть стандартный российский разбойник средней руки. И интеллектом обладает соответствующим. Профессиональный (да и просто разумный) наемный убийца вряд ли стал бы на месте преступления пользоваться мобильным телефоном, sim-карта в котором зарегистрирована на его имя.

И я вполне доверяю арестованным в той части, в которой они говорят, что доводить до тяжкого греха не хотели. Наверное, было у них желание просто попугать худрука, получить от испуга пострадавшего моральное удовлетворение. Но исполнитель оказался старательным дилетантом. Говорят, он периодически был должен заказчику деньги. Чем не мотив для чрезмерной ретивости?

Да, и вот еще что – кислота. Это, скажем прямо, орудие из разряда скорее ревнивых приверженцев идей ЛГБТ или же разочарованных в лучших чувствах любовников, нежели злодеев, убирающих конкурентов в борьбе за власть или деньги. Применение H2SO4 дополнительно дает понять, что пострадать должна была именно внешность жертвы.

Если следствие докопается до истинных мотивов преступников, думаю, все встанет на свои места. Все та же богема параллельно с подписанием петиций активно обсуждает непростые взаимоотношения внутри театра, где, оказывается, трудятся и супруга пострадавшего худрука, и пассия организатора нападения. Как поговаривают театралы, конфликт между мужчинами имеет давние корни, и связан с распределением ролей для дам сердца. А в таком вкусовом процессе никакой справедливости, как ясно следует из мировой истории искусств, нет, и никогда не было. Отсюда и обиды, пусть и явно опереточного свойства.

Осталось лишь подождать, станет ли на скором суде данная версия событий основной. Думаю, все же станет. Ведь проверенную веками околокриминальную мудрость - cherchezlafemme - еще никто не отменял.

 «Как страшно жить»

Когда-то эти слова актриса Рената Литвинова сказала по совершенно частному поводу. Уж даже и не припомню, по какому именно. Но в сегодняшней России литвиновский афоризм стал универсальным мемом. Ведь ни одна неделя не обходится без того, чтобы либерально-настроенная часть общества не разохалась в социальных сетях на тему очередных козней действующей власти.

В канун 8 марта таковыми на пару дней были единодушно признаны поправки в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) РФ, подписанные президентом Владимиром Путиным.

Суть нововведений в напоминающий лоскутное от поправок одеяло кодекс – сделать процедуру дознания проще и, что называется, ближе к жизни. Для этого, в частности, рудиментом прошлого был признан институт понятых. Теперь в ряде ситуаций полицейским и дознавателям не придется среди ночи искать первых попавшихся граждан, которые, невзирая на сомнения в собственной адекватности, должны становиться участниками следственных действий.

Казалось бы, надо не возмущаться, а радоваться. Ведь понятые, и это признано многолетней практикой, действительно – не только рудимент советской эпохи, но и прекрасный инструмент для всяческих злоупотреблений. Не секрет ведь, что каждый мало-мальски опытный полицейский или оперативник «с земли» всегда имеет в личном телефоне контакты двух-трех-пяти-десяти темных личностей, готовых засвидетельствовать личным присутствием и подписями что угодно, когда угодно и где угодно.

Теперь к сомнительным услугам (а временами – и к откровенному подлогу) правоохранителям станет прибегать труднее. В новой редакции УПК РФ сказано: если у оперативников есть возможность фиксировать следственные действия техническими средствами, понятые не нужны. Технические средства это, в первую очередь, видеокамеры, цена которых, скажем просто, давно не заоблачная. Патрули ГИБДД, например, практически полностью ими оснащены вот уже как несколько лет. Плюс не забываем про мобильные телефоны – моделей без камер на нашем рынке, кажется, уже нет вовсе.

С другой стороны, положа руку на сердце, у возбужденной гуманитарной общественности повод покричать все же был. Действительно, пока трудно представить, как на практике правоприменители будут применять положения обновленного кодекса. Адвокаты, скажем, резонно сомневаются в абсолютной достоверности данных, фиксируемых техническими средствами. Проще говоря, следователи и дознаватели – не сумасшедшие, чтобы снимать на видео собственные нарушения. А нет в деле такого рода доказательств – защите по факту и нечего оспаривать.

Однако все поводы для паники пока имеют лишь сослагательное наклонение. Ну а раз так, данный факт означает, что чем паниковать, лучше вникнуть в новые нормы процессуального закона. Даже если вы никогда не мечтали стать юристом. Жизнь такая.

Понять, простить…

Помните Александра Родионовича Бородача, охранника-анахорета из «Нашей Раши»? И его девиз, вынесенный в заголовок данной заметки? Вам плохая новость, граждане-цивилисты и просто граждане с гражданками. Скоро Александр Родионович и десятки тысяч его коллег по всей стране станут большими и уважаемыми людьми.

На днях МВД РФ предложило наделить сотрудников частных охранных предприятий (ЧОП) правом досматривать и задерживать тех лиц, кого эти самые охранники сочтут нарушителями общественного порядка. Причина – в цифрах. Процесс перерождения милиции в полицию не пережило примерно 20% личного состава правоохранителей в серой форме. Поэтому с уличной преступностью вдруг стало совершенно некому бороться. Сократили-то, как водится, не генералов с полковниками. Покрутившись кое-как пару лет, полицейские подняли руки – мол, сдаемся.

Капитулировавшие полицейские начальники и предлагают нынче наделить чоповцев новыми правами. Конкретнее – стать полновластными хозяевами на тех объектах, что стерегут. Сейчас, если кто не в курсе, чоповцы могут лишь оказывать сопротивление преступнику, если тот покушается лично на них. Трогать граждан руками, даже если те что-то нарушили, сторожа права не имеют.

Что из этого всего выйдет? Не буду стращать уважаемого обывателя. Просто предположу – ничего хорошего. Уличную преступность такие вот стражи порядка не победят. Хулиганы, наркоманы, грабители и прочие элементы вряд ли вообще станут обращать внимание на то, что у полиции появилась целая армия добровольно-принудительных помощников.

Да, чуть не забыл - в Кодекс РФ об административных правонарушениях все то же МВД сейчас предлагает внести санкцию за невыполнение законных требований народного дружинника. То есть помимо чоповцев за порядком будут следить юноши с красными повязками на руках и пенсионеры с лицами активистов общества трезвости. И тут расстрою – их криминалитет также вряд ли напугается.

Но вернемся к коллегам господина Бородача. Знаете, кто почувствует на себе всю прелесть их обаяния? Вы – обычные посетители супермаркетов, бутиков, торговых центров и прочих объектов потребительского рынка! Это сейчас, после целой серии громких скандалов, чоповцы боятся приблизиться к вам даже в случае, если на выходе «зазвенела» сумка. Как только полномочия будут расширены, покупатели с обостренным чувством справедливости станут легкой добычей людей в мешковатой форме. И адвоката, увы, придется вызывать не в полицейский околоток, а уже в «государство в государстве» - частный магазин.

Теплится, правда, у меня одна надежда. На то, что полиция в итоге образумится. Почему? Да только потому, что частной охране по закону положено служебное оружие. Новые полномочия означают, что применять его придется чаще. Иначе как побеждать уличную преступность? А расхлебывать это кому? Правильно! Регулятору. То есть полиции.

Вот и поглядим, сможет ли она со временем «понять и простить» соратников поневоле.

Куда глаза глядят

В заключении я в одностороннем порядке решил немного изменить формат нашего традиционного обзора, и поговорить не о том, что было, а о том, что будет. Или на что пытливому читателю в многокилометровых сводках новостей следует обратить особое внимание.

Первое. Тема переезда двух Высших судов в Санкт-Петербург, уверен, в самое ближайшее время заиграет доселе невиданными красками. Почин положен – в начале месяца сразу несколько СМИ сообщили о новом коварном замысле власть придержащих. Мол, переезжают два суда – Верховный и Высший арбитражный – но переедет в итоге один. Достанется от перетрубаций и Конституционному суду РФ. Его в нынешнем виде не станет. Что останется? Единый Высший суд, с арбитражной и конституционной коллегиями. И, разумеется, с новым председателем во главе. Сейчас, правда, председатель занят на другой должности, поэтому всуе поминать его не вижу смысла.

Бред и весеннее обострение, скажете вы? Отчасти соглашусь. Такая вот реформа потребует куда больше чем 90 млрд. рублей, выделенных тем же судам общей юрисдикции по целевой программе до 2020 года. Ведь в этом случае придется не просто поменять вывески, как было в случае с МВД, а очень оперативно и максимально предметно переписать действующее процессуальное законодательство страны.

Но и рациональные причины появления подобных слухов имеются. Мне они видятся весьма простыми. Когда там переезд предварительно намечается? На 2016-й год? Вот до конца 2014-го уместно поспекулировать в юридическом сообществе на тему самого верховного суда страны, а также затрат на его обустройство. Когда градус дискуссии достигнет точки кипения, первоначальную идею о переезде судов по отдельности общество воспримет как благо и манну небесную. Чем не вариант?

Второе. Выпускникам юридического факультета МГУ имени Ломоносова в ближайшие пару недель крайне рекомендую посмотреть мини-сериал под названием «выборы нового декана факультета». Транслироваться перфоманс будет отрывочно в правовых СМИ. Сами выборы намечены на первую половину апреля, декана изберет ученый совет университета во главе с ректором Садовничим.

Интрига в том, что впервые за 10 лет выборы декана юрфака – альтернативные. На пост претендует нынешний глава факультета профессор Александр Голиченков, и профессор Дмитрий Малешин, еще в начале года занимавший пост заместителя декана.

Ну и что такого, поинтересуетесь вы? А вот что: казалось бы, рутинный кадровый процесс (по университетским уставным документам данные выборы – не первые и даже не вторые в МГУ) в эти дни превращается в захватывающую предвыборную гонку. Не случайно ведь вся ведущая правовая пресса двух столиц уже отметилась заметками на данную тему? Причем заметками с налетом изрядно подзабытой предвыборной конспирологии. Кто желает убедиться – милости прошу в Google или Яндекс.

Дополнительную перчинку предвыборной кампании на Воробьевых горах придает и шумная охота на ведьм, развязанная общественниками, ищущими в диссертациях государственных мужей плагиат. Не исключаю, что данные приемы могут быть использованы и в этой отдельно взятой конкурентной борьбе.

Что – и теперь не интересно? Тогда вам просто пора в отпуск!

Код для вставки в блог

Свидетельство о регистрации СМИ, выданное Роскомнадзором, Эл № ФС77-47693 от 08.12.2011 г.
Учредитель — ООО «ЛЕКСПРО».
Связь с редакцией:
119019, г. Москва, Б. Знаменский пер.,
д. 8/12, стр. 3, кв. 18
+7 (499) 753-05-01
hotline@lexpro.ru