Экспертная юридическая система

«LEXPRO» - это информационно-правовая база данных
объемом свыше 9 миллионов документов
и мощный аналитический инструментарий

Контактная информация

+7 (499) 753-05-01

БЛОГИ

Владимир Путников
Журналист
Биография

Первая половина февраля: невиновные и непричастные

«Наказание невиновных, награждение непричастных» - главная народная мудрость первой половины месяца февраля.

«Не стесняйся, пьяница, носа своего…

…он ведь с красным знаменем цвета одного». Меткий афоризм Игоря Губермана оказывается к месту, если рассуждать о новой законодательной инициативе российского МВД. Полиция считает разумным ввести практику освидетельствования на наличие алкогольного опьянения не только водителей, но и всех прочих граждан, приняв соответствующие изменения в Кодекс РФ об административных правонарушениях (КоАП). В первых числах месяца полицейский главк вывесил текст поправок на своем сайте для общественного обсуждения.

Предложение немедленно вызвало саркастические комментарии правозащитников и панику широких народных масс. Что тут началось! Не успев толком оценить ситуацию и прочесть документ-первоисточник, распространением слухов один другого чудовищнее занялись не только привычные к этой нелегкой работе блогеры, но и корреспонденты деловых изданий, до сей поры считающихся элитой российских СМИ. Главная страшилка сформулировалась как бы сама собой: очень скоро, чуть ли уже не весной, любой коп будет иметь право остановить на улице любого непонравившегося гражданина, и заставить его дуть в трубку алкотестера. Если прибор покажет нечто, отличное от абсолютного ноля, гражданин будет вынужден проследовать в участок для дальнейшего разбирательства.

Идея была брошена в массы, и обросла трогательными подробностями, на которые так богато любое больное воображение. Общее место: получалось, что полицейские станут пастись около всех заведений, где наливают спиртное, а также театров, концертных залов и прочих увеселительных учреждений, отлавливать выходящих из них граждан и гражданок, ставить их в очереди на продувку. Нарушителей здесь же вежливо рассадят по автозакам и автомобилям-буханкам с зарешеченными стеклами,

Правда, как водится, оказалась куда скушнее. Из разряда «не украл, а нашел; не ложки, а вилки; не серебряные, а алюминиевые».

МВД РФ в части связей с общественностью сгубило желание быть более законопослушными, чем обычно принято думать о полиции. Просто юристы в погонах наконец обратили внимание, что статья 20.21 КоАП «Появление в общественных местах в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность» сформулирована очень и очень расплывчато. Сами же авторы, помимо давно назревшего уточнения формулировок, предложили тестировать на алкоголь не всех подряд (кадров не напасешься), а тех, кто совершил и какое-то другое правонарушение. Ведь алкоголь – причина многих приключений в жизни любого употребляющего индивидуума. И кому, как не полицейским, это знать.

Наконец, еще один момент, начисто отменяющий поводы кричать как белый медведь в теплую погоду: наказания за отказ от освидетельствования проект поправок не предусматривает.

Когда полицейская инициатива окажется в Госдуме, пока не очень понятно. Однако даже первые попытки по ее «общественному обсуждению» в очередной раз наглядно показали всю силу и мощь печатного слова.

И, увы, слепоту и/или склонность к немотивированному паникерству многих говорящих и пишущих.

«Зачем вы Ваньку-то Морозова?»

К отчетному периоду относится и новость, которую в юридическом сообществе вряд ли долго обсуждали. Зато в обывательских пересудах она занимала место в первой тройке сразу несколько дней. Речь – о фактически пожизненном приговоре бывшему старшему офицеру ГРУ Генштаба российской армии, 64-летнему пенсионеру Владимиру Квачкову, получившему 13 лет колонии строгого режима за «организацию вооруженного мятежа». Его соратник, 62-летний петербуржец Александр Киселев, будет сидеть взаперти на два года меньше.

Можно иронизировать на тему «стариков-разбойников». Однако уместно было бы это, если б начавшееся поздней осенью 2010 года уголовное преследование Квачкова сотоварищи закончилось в суде полным фиаско следствия.

Если рассуждать рациональными категориями, так и должно было случиться. Судите сами – отставной полковник военной разведки был задержан уже на следующий день после оправдательного вердикта присяжных по делу о неудавшемся покушении на Анатолия Чубайса. Большую часть времени, которое понадобилось для расследования того дела и судебного процесса, Квачков провел взаперти. И тут выясняется! Скажите пожалуйста - оказывается, беспокойный седой человек все это время формировал чуть ли не штурмовые отряды из пенсионеров, которые планировали поднять вооруженное восстание! И не где-нибудь, а в самом центре многострадальной России – во Владимирской области!

Вооружить мятежников Квачков якобы собирался самым современным оружием. К примеру, боевыми арбалетами. При аресте у него изъяли большой арсенал, в основном состоявший почему-то из книг, мобильных телефонов и денежных средств, которых едва бы хватило на выплату месячных пенсий взводу однокашников Квачкова.

То, что было смешно два года назад, перестало быть таковым 8 февраля. Журналисты, посмеиваясь, передавали в редакции цитаты из государственного обвинителя про вооружение и личный состав партизан XXI века. Потребители информации ожидаемо хохотали.

Гром грянул позже – обвинительное заключение и текст приговора по какой-то случайности совпали практически полностью. Итог – 13 лет заключения, что для Квачкова с его не самым лучшим физическим здоровьем является аналогом пожизненного заключения.

Очевидно, что содержимое головы осужденного, те тараканы, что устраивали в ней систематические групповые пляски, должны были привести их хозяина не на зону, а в лечебное учреждение тюремного типа. И никого б не удивило, что рядом с Наполеоном, прокурором или, скажем, Царем Иродом поселился бы седовласый последователь Че Гевары.

Реальность оказалась и обыденнее, и оттого – ужаснее. Квачков, очевидно, в назидание другим не в меру впечатлительным вольнодумцам, отправлен в узилище. Фигуранты же обоего пола, также имевшие некогда отношение к военному ведомству, но совершившие вполне осязаемые злодеяния, довольствуются домашними арестами - с камердинерами, горничными, прачками, кухарками и прочими атрибутами дворянского образа жизни.

Никакого когнитивного диссонанса при этом российская Фемида, что для нее естественно, не ощущает.

«Тайная вечеря»

Так устроена жизнь, что весь первый квартал любого наступившего года подводятся итоги года ушедшего. Дело это сколь длинное, столь и занимательное. А где итоги – там и «раздача слонов». Награждения, лауреаты, фанфары, брызги шампанского и прочие составляющие поговорки про жизнь, которая удалась.

Второй по счету weekend месяца ознаменовался вручением известной юридической премии, имеющей почти двадцатилетнюю историю. Из меркантильных соображений название премии воспроизводить не будем. Кто в теме – сам догадается. Кто не в теме – тому и не надо.

Раньше церемонию вручения означенной премии показывали по центральному телевидению, в прайм-тайм и чуть ли не в прямом эфире. Потом трансляции переместились на дециметровые каналы. Еще позже – на кабельные тематические. А сейчас – вовсе исчезли с голубых экранов. А что за премия без телетрансляции? Так, междусобойчик и пьянка, только с претензией.

Вторым симптомом упадка в подобных ситуациях являются номинанты и лауреаты. В нашем случае сначала призовыми статуэтками одаривали глав Высших судов, чиновников исполнительной власти, спикеров парламентов, ученых правоведов и ректоров университетов, где у правоведов есть собственные кафедры. Потом пришел черед зампредов, вице-спикеров, глав подкомитетов и подкомиссий. Следом за ними вспомнили о завхозах. Сейчас – и рассказать-то не о ком. А раз не о ком, приходится вслушиваться в шепот сплетников. Звучит он местами музыкально. Как всякая цивилизация испытывает расцвет, пик и упадок, так и любая премия без должного ежегодного финансирования со временем превращается в комический театр.

Тайная вечеря, о которой полунамеками идет речь – красноречивый тому пример. Скажем, в этот раз наград удостоились, помимо уже привычных завхозов и советников, некие люди, что произвели на свет очередную справочную правовую систему. И не беда, что новости об этом разошлись по информагентствам с пометкой «на правах рекламы», а название самой системы теперь известно не только е создателям, но и двум ведущим, вручившим лауреатам ценный приз. Главное – у них теперь есть своя ПРЕМИЯ! То есть средства освоены не зря, а подвиг анонимного инвестора не останется неизвестным.

А то, что это радостное событие проигнорировало телевидение, даже хорошо. Меньше поводов для сплетен. И, что главнее, неудобных вопросов.

Жаль, правда, что в будущем ТВ-камеры не запечатлеют для потомков, как лауреатом очередной такой премии станет, например, «лучший перевозчик судебно-правовой системы страны» или «лучший банно-прачечный комбинат».

Впрочем, кого сейчас удивишь автозаками или химчистками?

«Хвост виляет собакой»

Понедельник 11 февраля стал тяжелым днем для отечественной правовой журналистики. С этого момента судебным корреспондентам приходится ориентироваться в хитросплетениях пиар-схем шоу-бизнеса. Возмутитель спокойствия тут один – фигурист Евгений Плющенко, решивший пригвоздить к позорному столбу очередного виртуального злопыхателя.

Информповод, как водится в таких ситуациях, был высосан из известного места - из пальца. Звезду высокохудожественного катания на льду возмутили слова телекомментатора, который в ходе репортажа усомнился в талантах господина Плющенко, а по ходу еще и упомянул, что все рассказы о сложном хирургическом вмешательстве в дорогой израильской клинике – только рассказы, промоушена ради. Теперь обиженный в самых светлых чувствах фигурист хочет, чтобы невоздержанный на язык журналист был осужден по уголовной статье за клевету.

Возникает главный вопрос: что важнее обиженной знаменитости – торжество справедливости или очередная порция пиара?

Если первое, то, как мне представляется, звезде самое время найти добросовестного адвоката. Может, он объяснит наконец своему доверителю, как на самом деле трудно процессуально доказывается обвинение в клевете. Ведь журналист, если, конечно, он не полный правовой нигилист, вряд ли сознается «под запись» в том, что оговаривал Плющенко намеренно.

Заодно толковый защитник мог бы пояснить обиженному спортсмену, что навыком наказывать СМИ за ущерб деловой репутации (ведь дело по клевете в теории не мешает подать соответствующий гражданский иск) лучше не пользоваться вообще. Почему? Да только потому, что все имиджевые потери как раз и начинаются с момента подачи иска, и к моменту возможного выигрыша в суде лишь многократно возрастают.

Однако в случае с Плющенко уместно все же задуматься о второй составляющей – пиаре. Похоже, что победа в правовом поле ему не особо и нужна. А вот разговоры и общий интерес к своей, местами подзабываемой, персоне, куда важнее. Собственно, большой сюжет в воскресном обзоре событий недели первого телеканала страны от 17 февраля – наглядное тому подтверждение.

«Житие мое»

На исходе первой половины месяца в который уже раз отличились думские депутаты. Волна неприятных интернет-разоблачений (надо сказать, подтвержденных весомыми сторонними источниками), которые попортили светлый патриотический имидж сразу нескольким функционерам партии власти, заставила тех уйти в глухую законотворческую оборону. Ее итог: внесенные в нижнюю палату поправки к Гражданскому кодексу (ГК) РФ, по которым без согласия гражданина нельзя будет публиковать никакой информации о нем.

Официально статья 152.2 проекта закона звучит так:

«Если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, включая сведения о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни, а также об иных фактах, имевших место в отношении такого гражданина».

Прими Дума такое, вся деятельность независимых блогеров и журналистов, предпочитающих добывать доказательства того, что слова многих чиновников расходятся с делами, в заокеанских интернет-базах данных, автоматически становится незаконной. А, значит, наказуемой.

При этом законотворцы хотят, чтобы удалялись не только оригиналы недостоверной, на их взгляд, информации, но и все ретвиты и репосты. Как этого достигнуть на практике, депутаты не говорят. И совершенно правильно не говорят, ибо проконтролировать такую повсеместную зачистку невозможно.

Говоря проще, в очередной законодательной горячке некоторые народные избранники лоббируют очередной законопроект, не исполнимый даже в теории.

Есть тут и другое общее место. Госчиновники и депутаты, в основе деятельности которых лежит публичность, априори имеют меньше гарантий на неприкосновенность частной жизни. Таков уж их статус. И – такова жизнь. А жаловаться время от времени на то, что некие темные силы вытаскивают на свет факты биографии, не сильно красящие в имиджевом плане – занятие, имеющее мало смысла. Если речь идет об откровенной заведомой лжи – есть правоохранительные органы и суд. Разумеется, с оговорками, приведенными в рассуждениях о том же «деле Плющенко».

Если же публикуемое – увы, но горькая правда, логичнее корить в этом не зеркало, а себя самого. В конце концов, никто насильно не заставлял героев публикаций лично подписывать купчие на многомиллионную элитную недвижимость в зарубежных риэлтерских и нотариальных конторах или отдавать собственных чад в престижные заграничные учебные заведения. А если так, то лучше почаще вспоминать поговорку «любишь кататься – люби и саночки возить». Ибо спокойного сна людям, считающим себя всерьез публичными политиками, никто и никогда не обещал.

Код для вставки в блог

Свидетельство о регистрации СМИ, выданное Роскомнадзором, Эл № ФС77-47693 от 08.12.2011 г.
Учредитель — ООО «ЛЕКСПРО».
Связь с редакцией:
119019, г. Москва, Б. Знаменский пер.,
д. 8/12, стр. 3, кв. 18
+7 (499) 753-05-01
hotline@lexpro.ru