Экспертная юридическая система

«LEXPRO» - это информационно-правовая база данных
объемом свыше 9 миллионов документов
и мощный аналитический инструментарий

Контактная информация

+7 (499) 753-05-01

БЛОГИ

Налоговое обеление

Фискальные органы получили законные методы для борьбы с использованием «серых» схем ухода от налогов. Одновременно самим участникам рынка гарантирована презумпция добросовестности и снята ответственность за «плохих» партнеров.

С так называемой недобросовестной налоговой выгодой фискальное ведомство ведет борьбу уже много лет. Хотя в законодательстве ни такое понятие, ни используемые налоговиками методы до сих пор прописаны не были. Их формализация, по мнению экспертов, существенно не изменит ситуацию.

ВАС уполномочен заявить

Возможность привлечения имеющего все надлежащие документы налогоплательщика к ответственности за злоупотребления в 2006 году в специальном постановлении закрепил Высший арбитражный суд России (ВАС). Налоговым органам было предложено доказывать фактическую мнимость или притворность спорных сделок – проведение операций, не соответствующих «их действительным экономическим смыслам», деловым или иным целям. Но служители Фемиды подчеркнули презумпцию невиновности компаний: «Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной», – отмечалось в постановлении ВАС.

Кроме того, на участников рынка возложили фактическую ответственность за действия контрагентов, причем даже когда они не были аффилированными или иным образом связанными структурами. Пытаясь пресечь совершение операций через так называемые «фирмы-однодневки» (они же «помойки» и другие), ВАС предоставил налоговикам право доказывать, что выбирая таких партнеров, «налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о допущенных контрагентом нарушениях».

За прошедшие почти одиннадцать лет сложилась противоречивая практика рассмотрения таких споров. Нередко предоставленные механизмы действительно позволяют «мытарям» пресечь формально легальные, но на самом деле фиктивные схемы, направленные на сокращение налоговых платежей. Например, один из крупных налогоплательщиков до сих пор перечисляет заработную плату под видом страховых выплат. Подставные юридические лица, оформленные на утерявших паспорта граждан, выявлялись среди контрагентов даже самых известных компаний. В ряде дел фискальному ведомству удавалось доказать, что между реально существующими партнерами спорные операции фактически не совершались – товар не был поставлен, услуги не оказывались, работы не выполнялись и так далее. В подтверждение так называемого «формального документооборота» представлялись свидетельские показания сотрудников или сведения о невозможности выполнения контрагентами таких операций в связи с отсутствием у них необходимых для этого ресурсов, оборудования, персонала и иных условий.

В то же время под прессом оказались и вполне добросовестные налогоплательщики. В частности, «мытари» могли признать необоснованными расходы компании, даже если соответствующие товары закупались у партнера, поставщиком которого, в свою очередь, выступала «фирма-однодневка». Необоснованную выгоду налоговики видели в разделении бизнеса или создании, скажем, торговой сети из нескольких юридических лиц, так как подобная схема позволяла использовать льготные специальные налоговые режимы («упрощенку») и иные привилегии малого бизнеса. Под двойной пресс попали естественные монополисты и другие предприятия, по закону обязанные проводить закупки через электронные аукционы и иные конкурсные процедуры: выбор сомнительного поставщика мог привести к налоговым санкциям, отказ от заключения с ним контракта – к штрафам со стороны антимонопольного ведомства.

Честность 2017

Поправки в Налоговый кодекс РФ, подписанные Президентом России Владимиром Путиным 18 июля и вступающие в силу с 19 августа, впервые закрепляют в законе базовые критерии необоснованной налоговой выгоды. Нарушением признается «искажение сведений о фактах хозяйственной жизни и об объектах налогообложения». Кроме того, нелегальными считаются сделки, единственной целью совершения которых является неуплата налогов или обязательства по которым контрагентом не исполнены. Вместе с тем при отсутствии таких признаков налогоплательщик не может нести ответственность за выбор партнера, который укрывал налоги, если документы подписывались подставными лицами и так далее. Кроме того, бремя доказывания недобросовестности возлагается на налоговиков, то есть участникам рынка предоставляется презумпция невиновности.

Опрошенные РАПСИ эксперты оценивают нововведения скептически. Большинство убеждены, что они существенно не изменят ситуацию: «Установленные еще в 2006 году Высшим арбитражным судом РФ общие критерии признания налоговой выгоды необоснованной теперь закрепили на законодательном уровне. Основное правило – экономия на налогах не может быть единственной целью совершения сделки. Вместе с тем новые поправки позволят защитить добросовестных налогоплательщиков в случае установления недобросовестности их контрагентов», – полагает налоговый консультант Объединенной консалтинговой группы Ирина Рубенчик.

По мнению партнера адвокатского бюро «НБ» Ксении Гордеевой, компания будет нести ответственность за выбор контрагента только в случае выявления с ее стороны злоупотребления или подписания документов ненадлежащими лицами партнера. Тогда как руководитель налоговой практики консультационной группы «Прайм Эдвайс» Владимир Амельчук полагает, что как и прежде, налогоплательщикам придется доказывать «проявление должной осмотрительности» при выборе поставщика, хотя полноценного описания набора проверочных действий так и не существует.

«В последние годы был предпринят, наверное, самый жесткий за все постсоветское время налоговый прессинг, – рассуждает директор международной консалтинговой компании «Вильчур и партнеры» Николай Вильчур. – Зато теперь у нас наметилась прямо-таки «налоговая оттепель». Хотя ничего революционного в новом законе нет. Например, само по себе подписание документов ненадлежащим представителем контрагента не является самостоятельным основанием признания оптимизации неправомерной, но достаточно добавить одно-два еще более слабых доказательства и «в совокупности» вновь обрушиться на налогоплательщика», – констатирует юрист.

При этом специалисты отмечают, что новый закон не определяет единых и понятных признаков недобросовестности: «Критерии необоснованной налоговой выгоды сформулированы настолько четко, насколько это вообще возможно, – убеждена Ксения Гордеева. – В любом случае налоговые органы и суды должны оценивать экономический смысл спорных сделок».

По ее мнению, в зону риска попадают, в частности, договора компаний с индивидуальными предпринимателями, которые де-факто являются работниками. «В этом случае работодателю могут доначислить страховые взносы, пени и штраф. Тогда как добросовестное разделение бизнеса, не преследующее использование льготных режимов налогообложения, вряд ли может быть признано нарушением», – говорит Ксения Гордеева. Иного мнения придерживается Владимир Амельчук: «Компания легально может выплачивать вознаграждение под видом дивидендов. Равно как переводить агентов и менеджеров по продажам в индивидуальные предприниматели».

А вот в фискальном ведомстве положительно оценивают новый закон. Чиновники убеждены, что он позволит предупредить использование «фирм-однодневок». По словам заместителя руководителя Федеральной налоговой службы Сергея Аракелова, в законе закреплены наиболее бесспорные правовые позиции – ограниченное число случаев недобросовестности действий. «Это позволило законодателю ввести полный отказ в расходах и вычетах в случае установления и доказывания таких фактов. Тем самым достигнут определенный баланс интересов государства и бизнеса, поэтому результат может быть оценен как положительный», – убежден Сергей Аракелов.

Для справки

В 2016 году налоговые органы провели 24 879 выездных проверок компаний, индивидуальных предпринимателей и иных занимающихся частной практикой лиц. По итогам 24 670 инспекций (почти 99,2 процентов) были выявлены нарушения, объем доначисленных налогов, штрафов и пеней превысил 349 млрд рублей.

Павел Нетупский для РАПСИ.

Код для вставки в блог

Обновления в базе Лекспро

16 октября, 11:33
Информационное письмо Банка России от 10.10.2017 N ИН-016-41/47 "Об особенностях применения абзаца шестого пункта 5.6 Инструкции Банка России N 180-И"

16 октября, 11:18
Указ Президента РФ от 12.10.2017 N 478 "О внесении изменений в Указ Президента Российской Федерации от 16 января 2017 г. N 16 "О квалификационных требованиях к стажу государственной гражданской службы или стажу работы по специальности..."

09 октября, 10:37
<Письмо> ФНС России от 29.09.2017 N БС-4-21/19633@ "О налогообложении объектов недвижимости, включенных в перечень объектов, налоговая база в отношении которых исчисляется по пункту 2 статьи 375 НК РФ, при отсутствии кадастровой стоимости"

09 октября, 10:36
<Письмо> Минтруда России от 16.05.2017 N 18-2/В-297 <О применении отдельных положений постановления Правительства РФ от 05.07.2013 N 568>

02 октября, 12:52
<Информация> Банка России <Об увеличении минимального срока, предоставляющего возможность отказаться от договора добровольного страхования>

Свидетельство о регистрации СМИ, выданное Роскомнадзором, Эл № ФС77-47693 от 08.12.2011 г.
Учредитель — ООО «ЛЕКСПРО».
Связь с редакцией:
119019, г. Москва, Б. Знаменский пер.,
д. 8/12, стр. 3, кв. 18
+7 (499) 753-05-01
hotline@lexpro.ru