Экспертная юридическая система

«LEXPRO» - это информационно-правовая база данных
объемом свыше 9 миллионов документов
и мощный аналитический инструментарий

Контактная информация

+7 (499) 753-05-01

АНАЛИТИКА

17 декабря, 10:44

Компенсация морального вреда в делах о ненадлежащем оказании медицинской помощи.

В исковых требованиях пациентов, заявляемых при разбирательстве дел о ненадлежащем оказании медицинской помощи, в подавляющем большинстве случаев присутствуют требования о возмещении морального вреда. Несмотря на возрастающее число подобных дел, для института компенсации морального вреда все еще характерно наличие большого числа пробелов и коллизий, что создает сложности в правоприменительной и судебной практике.

Согласно ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации нанесенного вреда. Таким образом, при неимущественном характере тех благ, которым причинен ущерб, возмещение носит все же денежный (материальный, измеримый) характер. Следовательно, встает вопрос о том, на каких основаниях и по каким критериям будет определяться компенсация морального вреда.

Основаниями для наступления ответственности медицинской организации является наличие следующих факторов: неблагоприятные последствия (вред), противоправность деяния, вина, причинно-следственная связь. Если при наличии всех этих условий суд приходит к выводу, что в результате ненадлежащего оказания медицинской помощи пациенту был причинен вред, встает вопрос о критериях оценки этого вреда. В качестве критериев, которые оцениваются при определении суммы компенсации, ст.151 ГК РФ указывает степень вины причинителя вреда, характер и степень физических и нравственных страданий, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, индивидуальные особенности потерпевшего (перечень которых, кстати, не определен), требования разумности и справедливости.

Однако на практике складывается следующая ситуация: в каждом конкретном случае суды оценивают причиненный пациенту моральный вред исходя из своих субъективных оценок, либо на основе сопровождающего разбирательство дела общественного резонанса, созданного СМИ. В результате «нравственные и физические страдания» оцениваются на основании судейского усмотрения, а практика складывается весьма противоречивая, когда по аналогичным делам выносятся различные решения, либо когда присужденная судом сумма морального вреда явно несоразмерна тем самым «нравственным и физическим страданиям», причем как в большую так и в меньшую сторону. И действительно, как можно объективно оценить сколько будет стоить, например, потерянная в результате неудачной операции конечность?

Отдельные нормы о компенсации морального вреда содержатся в Законе о защите прав потребителей. В Постановлении Пленума Верховного суда РФ 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» сказано, что «при решении судом вопроса о компенсации морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя». Налицо возможность безвиновного взыскания морального вреда. И опять-таки нет никакой определенности с критериями.

Проблема компенсации морального вреда тесно связана также с досудебным урегулированием правовых конфликтов между пациентами и врачами. К сожалению, медицинские организации редко проявляют готовность садиться за стол переговоров с пациентом и разбирать его претензию в стенах своего учреждения, в том числе по причине того, что обязать медицинскую организацию выплатить компенсацию морального вреда может только суд. Однако в силу отсутствия специальных знаний у судей, по большинству подобных дел назначается судебно-медицинская экспертиза, что значительно увеличивает сроки разбирательства дела. Это, в свою очередь, влияет на увеличение исковых требований, поскольку на любом этапе до вынесения решения истец может увеличить сумму морального вреда. В итоге, цель оказывается неоправданной: медицинская организация стремится сократить свои расходы и переносит спор сразу в суд, но в итоге увеличиваются судебные расходы, а также требования истца, в том числе с течением времени могут расти его расходы на лечение.

Нерешенность этой проблемы создает сложности для всех участников правоотношений. Так, для врачей важно понимать реальную цену иска при получении его от пациента для принятия взвешенного решения о дальнейшей тактике диалога с этим пациентом. Постановление Пленума ВС РФ от 26.01.2010 №1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» содержит формулировку: «Суду следует иметь в виду, что поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда». То есть речь идет о презюмируемом моральном вреде. Для пациентов отсутствие единообразия в судебной практике порождает ощущение несправедливости, и мы получаем ситуацию, когда пациент, который пострадал (или как минимум остался недоволен качеством оказанных ему услуг), получает компенсацию в несколько раз меньшую, чем, допустим, было вынесено по аналогичному делу годом ранее. Растет недовольство, растет ощущение незащищенности, - и тогда уже не приходится удивляться, почему мы получаем такое явление как пациентский экстремизм.

Данный пробел в законодательстве не несет ничего хорошего и для самой судебной системы: недовольный пациент идет поочередно по всем инстанциям, число его обращений все увеличивается, а с учетом того, что количество претензий и исковых заявлений по поводу некачественного лечения существенно возросло за последние годы, суды оказываются заваленными уже не заявлениями, а жалобами на вынесенные решения.

Безусловно, необходимо решение вопроса о механизмах определения критериев компенсации морального вреда в делах о ненадлежащем оказании медицинской помощи. Важным является вопрос о выработке единообразных критериев морального вреда, о введении системы мониторинга и анализа судебной практики по этой категории дел (в том числе анализ проведенных судебно-медицинских экспертиз), а также рассмотрение вопроса о введении обязательной процедуры проведения психологической экспертизы по делам о компенсации морального вреда. Поскольку данный вопрос является чрезвычайно важным для всех участников и в силу особой специфики объекта оценки полагаться исключительно на судейское усмотрение представляется недопустимым.

Код для вставки в блог

Обновления в базе Лекспро

20 августа, 10:20
<Информация> ФНС России <О камеральной налоговой проверке декларации по акцизам на этиловый спирт, алкогольную и (или) подакцизную спиртосодержащую продукцию>

20 августа, 10:19
<Письмо> ФНС России от 13.08.2018 N СА-4-7/15613@ <О направлении обзора судебной практики по вопросу налогообложения платежей за коммунальные услуги, перечисляемых собственниками (пользователями) помещений в многоквартирных домах товариществам собственник

13 августа, 12:22
<Информация> ФНС России от 09.08.2018 <О необоснованном начислении амортизации на имущество, приобретенного за счет бюджетных средств>

13 августа, 12:21
Письмо ФНС России от 27.07.2018 N ММВ-20-15/85@ "О сокращении сроков камеральной проверки"

06 августа, 11:10
Информация ФНС России <О правомерности продления срока проведения выездной проверки по аналогичным основаниям>

Свидетельство о регистрации СМИ, выданное Роскомнадзором, Эл № ФС77-47693 от 08.12.2011 г.
Учредитель — ООО «ЛЕКСПРО».
Связь с редакцией:
119019, г. Москва, Б. Знаменский пер.,
д. 8/12, стр. 3, кв. 18
+7 (499) 753-05-01
hotline@lexpro.ru